суббота, 20 августа 2016 г.

Джерард Батлер и Морган Браун в Лондоне, Орландо Блум в Токио, Кит Харингтон в Монреале, 18-19.08.2016

  

Кит Харингтон продолжает съемки фильма "Смерть и жизнь Джона Ф. Донована" (The Death & Life Of John F. Donovan) в Канаде. Он уже почти обжился там и запросто мотается в ближайший маркет за продуктами. 18 августа папарацци застали Кита именно за этим занятием в Монреале. Орландо Блум приземлился в Японии. Так как он все равно будет сниматься на Тайване, то в графике актера возникла Япония, но не по актерскому делу, а по коммерции. Орландо Блум является лицом и официальным представителем Британских авиалиний, так что прибыл он в страну Восходящего Солнца открывать новый маршрут. 19 августа его видели выходящим из магазина в Токио. В этот же вечер, но уже на другом острове Джерард Батлер прогуливался со своей подругой Морган Браун по Лондону. Поцелуйчики, наложение рук на "5 точки" и характерный взмах руки в стиле "Любимая! Я подарю тебе звезды!" - все это сопровождало двух влюбленных + папарацци :) Фото смотрим под катом

Искусственный интеллект. Доступ неограничен — Русский трейлер (2016) - Пирс Броснан

пятница, 19 августа 2016 г.

Interview with Jason Statham about "Mechanic: Resurrection"






Импульс — Русский трейлер (2016) - Пирс Броснан

Imperium Featurette - Living Undercover (2016) - Daniel Radcliffe Movie

The 9th Life of Louis Drax TV SPOT - Shocking (2016) - Jamie Dornan Movie

четверг, 18 августа 2016 г.

"В "Игре престолов" у меня одно из самых безопасных положений" - Кит Харингтон в интервью The Wrap


Он вернулся к жизни во второй серии и до полусмерти избил голыми руками садиста Рамси Болтона в девятом эпизоде. Как минимум эти два момента сделали из Джона Сноу в сериале канала HBO "Игра престолов" (Game of Thrones) человека, который разжег небывалые страсти в этом телевизионном сезоне. Однако и у Сноу, и сыгравший его Кит Харингтон весь сезон помнили о том, что "Игра престолов" - это сериал, который в этом году побьет все другие телешоу в номинациях на Emmy Awards и будет отстаивать чемпионство в категории "Лучший драматический сериал". "В случае с "Престолами" в каждом сезоне есть две-три сцены, которые очень важны", - рассказал Кит Харингтон в интервью The Wrap о недавно закончившемся сезоне номер шесть. - "Даже по сценарию я понял, что это один из самых моих сильных сезонов, и хотел воздать ему должное".

Калифорнийские будни: Том Хиддлстон снова в Лос-Анджелесе, Орландо Блум прибыл в аэропорт LAX, 16-17.08.2016

 

Американские певицы окончательно свели наших англичан с ума, пока в хорошем смысле этого слова :) 16 августа Тома Хиддлстона снова заметили в аэропорту, когда он выходил из частного самолета. Перелеты на этом недешевом виде транспорта становятся для Тома в порядке вещей. Забота Тейлор Свифт, чтобы любимый не отвлекался от творчества на мелкие дорожные проблемки? :) Как говорят инсайдеры (верить или не верить личное дело каждого), Орландо Блум хочет детей от Кэти Перри. Их отношения плавно движутся в сторону свадебки. 17 августа Орландо прибыл в аэропорт LAX Лос-Анджелеса к терминалу убытия. При выходе из машины, ему прямо в ноги упал один из папарацци, чем и вызвал хихиканье Орландо. Зато потом, те же уличные фотографы, задали Орландо вопрос о свадьбе, на что Блум хитренько так улыбнулся... Пока рано об этом говорить, Орландо направляется в Азию на съемки нового фильма, так что не досуг ... работа прежде всего!  

Charlie Hunnam -- One King Arthur Rules Them All ... And It Ain't Me!

среда, 17 августа 2016 г.

Одиночный полет: Том Хиддлстон покинул Лос-Анджелес на частном самолете 14 августа 2016 года


Ну вот и воцарился полный штиль в новостях. Все заняты делом или отдыхают, не привлекая внимания. Том Хиддлстон на прошлой недели засветился в проекте "Foundation Conversations" SAG-AFTRA в Лос-Анджелесе. На встрече с прессой он представил "Ночного администратора" и ответил на вопросы. И если журналисты на SAG-AFTRA задавали вопросы по фильму, то потом началась вакханалия, когда актер давал интервью таблоидам. Главный вопрос, который интересует ВСЕХ!? - отношения Тома с Тейлор Свифт. Хиддлстон немного замешкался, прежде чем ответить, что "эта история многогранна". Сначала он оказался немного шокирован вопросом, отвечая: "Ничего себе." Потом он начал размышлять над тем, что исходя из его опыта, как он думает, слишком рано говорить об этом. Том так же отметил, что ситуация была "интересной", видя, как "все мы живем в мире, где каждый телефон имеет камеру". Тем не менее, он поделился, что не было "ничего нового" в том, что общественность обратила внимание на него. Он так же прокомментировал: "Я думаю, что это то, что происходит, когда вы публичная фигура". Вот так, банальными фразами он отделался от журналистов и по сути ничего не сказал об их отношениях. 14 августа Том Хиддлстон покинул Лос-Анджелес на частном самолете. К гадалке не ходи, Том полетел в Нью-Йорк, где сейчас находится Тейлор. 

Assassin’s Creed Featurette - The Leap of Faith (2016) - Michael Fassbender



 "КРЕДО УБИЙЦЫ" 2016 Русское видео о СЪЁМКАХ #2 (дублированный)

понедельник, 15 августа 2016 г.

"Братья по оружию" Роберт Паттинсон и Брэди Корбет - общее интервью The Sunday Times


Самое странное в новом фильме Роберта Паттинсона - это... ну,.. да он весь странный. Начиная с наклона камеры, которая едва захватывает актеров, и заканчивая самим сюжетом, который вертится вокруг темы фашизма. Причем смотреть его нужно весьма сосредоточенно, потому что даже если знать, что фильм о фашизме, то сказать, будто "Детство лидера" (The Childhood of a Leader) - небо и земля по сравнению с вампирскими "Сумерками", будет явным преуменьшением, и фанбаза у них будет совершенно разная. Это все равно как если бы Джастин Бибер забросил популярную попсу и записал альбом в стиле индонезийской электронной музыки. Поэтому первым вопросом, который задал Роберту Паттинсону репортер "The Sunday Times" в одном из частных клубов Лондона: "Зачем нужно было ввязываться в нечто настолько эксцентричное?"$CUT$

"Потому что ничего больше нет!"
, - говорит он, смеясь. Он смеется часто, немного туповато, будто подросток над очередной серией "Южного парка".  Крупнобюджетные фильмы, по его мнению, просто не настолько интересные. В 90-е годы было много возможностей среди мэйнстримных драм и боевиков, но теперь.. "Единственный вариант - это сниматься в супергеройском кино", - говорит он, ссылаясь на 71 экранизацию комиксов, которые в настоящий момент находятся в разработке. "Либо супергерои, либо независимое кино. И все!" Слышны нотки раздражения. "Нет даже фильма с Николасом Кейджем", - говорит он. - "Никакой вам "Воздушной тюрьмы" (Con Air, 1997). А я бы с удовольствием снялся в "Воздушной тюрьме".

Как он и говорит, таких фильмов, как "Воздушная тюрьма" сейчас не снимают. Поэтому вместо всей этой летней мишуры он согласился на роль в "Детстве лидера", который снимал его старый приятель и режиссер-дебютант Брэди Корбет. Он тоже здесь. Оба мужчины одеты в темно-синее: на режиссере синий шарф, несмотря на лето, а на знаменитости - синие джинсы и футболка, которая по виду была куплена в GAP лет восемь назад. Паттинсон такой же неброский. Больше скажу - я уверен, что он одет в ту же одежду, которая была на нем в нашу встречу на Каннском кинофестивале в 2014-м году. Я вспоминаю, что мне он в тот день показался с жуткого похмелья: "Я бы не удивился", - признает он, улыбаясь. В тот год ему было что праздновать: он продвигал сразу два фильма на крупнейшем слете режиссеров мира - один из них принадлежал "перу" культового режиссера Дэвида Мишо ("Ровер"), а второй был его второй работой с Дэвидом Кроненбергом (великолепная "Звездная карта"). Убедительный скачок в карьере молодого парня, которого все знают только по роли бессмертного в тинейджерской франшизе и по разрыву со своей коллегой Кристен Стюарт.
ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ НА BRITISHBOYS.RU
Jonathan Dean




Sunday Times: Robert Pattinson and Brady Corbet: Brothers in arms


The Twilight star and his director, an old pal, on their challenging new film — an intelligent movie that goes against the grain in modern Hollywood

The oddest thing about Robert Pattinson’s new film is, well, it’s all odd. From a tilt of the camera that barely shows the actors, to a story about fascism that you need to work really hard at even to know it’s about fascism, it is an understatement to say that The Childhood of a Leader is so far removed from its star’s huge vampire breakthrough, Twilight, that it will share absolutely none of the same fans.

It’s like Justin Bieber giving up chart-friendly pop hits to record an album of Indonesian electro. So, in a members’ club in London, over morning coffee, I ask the actor, why — why do something this peculiar?

“Because nothing else exists any more!” he says, laughing. He laughs a lot, a little nerdy, like a teenager at home watching a particularly good episode of South Park. The larger films, he explains, just aren’t that interesting. In the 1990s, there were the options of mainstream dramas or adult action films, but now… “Your only option is to do a superhero movie,” he says, referring to the 71 comic-book adaptations currently in the works. “You can do a superhero, or you can do indies. That’s it!” He sounds exasperated. “You cannot even do Nicolas Cage movies,” he says. “You can’t even do Con Air. I would love to do Con Air.”

As he says, though, films like Con Air don’t exist now. So instead, in this summer of loud fluff, he has a part in The Childhood of a Leader, made by his old friend — and first-time director — Brady Corbet. He’s also here. Both men are in dark blue: the film-maker in a scarf, despite its being summer; the star in jeans and a T-shirt that looks as if it was bought at Gap eight years ago. Pattinson is low-key like that. In fact, I’m sure he’s in the same clothes he was wearing when we met in 2014 at the Cannes film festival. I say I thought he was incredibly hungover that day. “Wouldn’t be surprised,” he admits, smiling. He had plenty to celebrate that year, since he was promoting two films at the world’s largest auteur event: one by the cult Aussie David Michôd (The Rover), the other his second film with David Cronenberg (the great Maps to the Stars). Some credibility leap for a young man then only known for playing undead in a teen series and breaking up with his co-lead, Kristen Stewart.

“That Cannes you saw me at, though,” says Pattinson as we discuss his dramatic career change, “Brady was in, like, eight films. It was unbelievable. I was so proud of myself that I had two, and then, every 10 seconds, he was in a different movie.”

Corbet (it rhymes with “sorbet”) fidgets awkwardly. Neither man is remotely arrogant, so, faced by a puff from Pattinson, the director recoils. The actor has a point, though. If you know Corbet at all, it is most likely because you have been watching the best Euro arthouse of the past five years. He was in Melancholia (Lars von Trier), Clouds of Sils Maria (Olivier Assayas) and Force Majeure (black comic Swedish essential).

“I mean, I never showed up anywhere with a notepad,” he says, when I ask if he was using these roles to learn how to direct. “I was curious to see how those I really admired worked. Who wouldn’t be? It wasn’t my intention to look like I’d got lost in a European backlot, going ‘Hey!’ for five minutes in everyone’s movie.”

You can do a superhero or an indie. That’s it!

They’re an entertaining pair, all dry wit and occasional raucous corpsing. They’ve been friends for 10 years, meeting when Pattinson moved to LA. Corbet leapt to tabloid fame in the teenage button-pusher Thirteen (2003), before very different parts in a Thunderbirds remake (“I met him at a fan signing,” Pattinson jokes), then as one of the killers in Michael Haneke’s US rehash of Funny Games. He’s 27 now and has a toddler with his Norwegian partner (and Childhood of a Leader co-writer), Mona Fastvold. Pattinson is 30 and may be engaged to the experimental pop star FKA Twigs, depending on which day you check it out on the internet.

Their film is as inscrutable as they come; so cult, its soundtrack is by Scott Walker. The lead is The Boy (Tom Sweet), and what happens is that, in 1918, he moves to France because The Father (Liam Cunningham) is a diplomat on the Treaty of Versailles. Everything that happens will lead to his becoming a fascist leader decades on. The star of Twilight plays an influential journalist and a surprise role best kept mum.

Shot eerily, like a horror film, it makes viewers witnesses to a future catastrophe, but without giving them many clues. It really does make you think. “The film’s allegorical, not a literal breakdown of how two plus two equals four,” Corbet explains. “The most absurd thing with documentaries about origin stories of 20th-century villains is there is always a turning point that defined them. Which is absurd — as seemingly inconsequential moments shape us as much as traumas. I relate more deeply at times to the scent of my mother’s perfume when I was five than I do to grieving for a friend who passed away.” Clearly not a man for a quick pitch.

I ask Pattinson how Corbet sold him his film. “Growing up in England,” he explains, “you have a natural aversion to period pieces, especially if you’ve gone to private school. As soon as you have a period script, you’re like, ‘Ugh’. But I read this and it felt weirdly contemporary. It was just really unusual.” Corbet agrees that as a film about extremism, it has modern-day resonance. “Unfortunately,” he sighs, “I could make the movie in 100 years and it would never not be relevant.”

If the British pin-up, called R-Patz by fans, who found fame through pouting, seems an odd match for this thoughtful American who decided Hollywood was insufficient for his brain, such notions vanish fast. Corbet has a sarcastic sort of intellect, and is quick to deride certain film funds for only backing social dramas about “a depressed taxi driver and his adopted son,who’s a former refugee … They find redemption together.” Pattinson may say less, but what he does say matters, and, in a stretched metaphor, such efficiency also sums up what he brings to his new film.

Bluntly, without him, The Childhood of a Leader may never have been made. Corbet tried to get financing for years, yet lots of actors — especially young ones — seek out any old role, thinking that will do: money over method. But Pattinson, he insists, isn’t like that.

“It’s the smartest way to use success,” Corbet says. “Because the way sales works is that actors become objects with a certain value, and you effectively become a performer and a producer, because you can call up an auteur having a hard time getting their film made and, well, suddenly… Rob’s involvement means [a director] can be on the path to getting it made.”

I ask Pattinson if he thinks his fanbase from his early twenties have followed his weird path. “Sometimes,” he says, unsure. “But a lot of the stuff is very obscure. I think there is no way if you saw The Rover, you wouldn’t think, ‘He’s trying to find things completely new.’ The entire point is to be disoriented, as I am trying to do that for myself.”

The Twilight films were a mixed bag, but its leads, as Daniel Radcliffe did by moving on from Harry Potter, used the window well. Kristen Stewart is perhaps the best film actress under 30; while Radcliffe took his momentum and money from playing the boy wizard to spend time in plays and make his new film about a farting corpse. These actors were extremely famous extremely early, then fled the mainstream. While many (Ruffalo, Johansson, Cumberbatch, Adams, Leto) whom people consider as superior waste mid-careers in superhero movies, these three have looked for challenges. Pattinson tells of Cronenberg being asked if the talent in comic-book films elevated its material, to which the director said, no, “they’re still just the stupid guy in a cape”.

Corbet interjects. It is, he says, “a weird moment” in culture. “There is so much content, and it is unbelievable how bad so much of it is,” he says, shaking his head and smiling at the same time. “Maybe it’s just because I’m a curmudgeon, but I think it is possible everything is pretty shitty. There’s this weird thing now when you go to dinner with friends, and [everybody’s talking] about guilty pleasures.”

“But you can’t just have guilty pleasures,” says Pattinson. “Because then it’s just your pleasures!”

Corbet is a concerned thinker, typical of a young, indie, angsty set with a lot of time to read. Pattinson, though, is the surprise. Nobody thought him dim, but rather that hugely famous young actors playing the publicity game rarely find the nerve for an opinion. But take his views on TV. He says people are more sympathetic to performances on the small screen, as it is like having someone visit you in your house. It’s easy. “But the act of going to the cinema,” he continues, “people think, ‘I’ve paid money. I had to travel. Now I want to be entertained. Entertain me.’ With TV, if you commit to watching anything for 30 hours, you no longer have to figure how to present subtext, like in a movie. The subtext is on the surface. Stretch out any performance and you’ll create subtext in your own head as a viewer. They seem like much more nuanced performances, as plot points are much more stretched.”

Maybe he’s always been an outsider. Maybe that’s why he was good as the societal outcast vampire Edward Cullen. I wonder if a reason to move on, though, was to avoid mammoth global press tours. He shrugs. He enjoyed them, he says. “I just got wasted the whole time.”

There’s more. He admits the first publicity trot was 80 interviews a day — for weeks on end. “You feel insane, but I think the studio cut my days because I started speaking total gibberish.” His tip to any actors on a similar treadmill? “Be a total liability.”

_____________________________________

Специально для britishboys.ru / britishboyfriends.blogspot.com. При полном или частичном копировании информации получение разрешения и активная ссылка на сайт / блог обязательны. Please credit if you use

Источники: 1 / 2 / 3 /

воскресенье, 14 августа 2016 г.

Том Хиддлстон и "Ночной администратор" в Лос-Анджелесе: Насыщенные рабочие будни 11 и 12 августа 2016г.


Том Хиддлстон
ухитряется мастерски лавировать между окнами рабочего графика, чередуя съемки в "Тор: Рагнарек" с обязательствами по другим своими проектами. Например, недавний прилет британца из Австралии, где развернулись съемки масштабного блокбастера, в Лос-Анджелес был связан с онлайн-интервью Los Angeles Times, Variety, The Hollywood Reporter и другим изданиям, а также встречей в формате "вопрос-ответ" в рамках проекта "Foundation Conversations" SAG-AFTRA. Приурочены они были к марафону сериала "Ночной администратор" (The Night Manager) на канале AMC. 11 и 12 августа 2016г. Том Хиддлстон порядком наследил в Лос-Анджелесе - работы как для профессиональных кино-журналистов, так и для папарацци было хоть отбавляй. Фото и видео двух дней Тома Хиддлстона в Лос-Анджелесе - ниже по курсу.

Serve the People | Jon Snow for #GOT2016

Эдди Редмэйн с дочерью Айрис в Рио де Жанейро, Джерард Батлер в Лондоне, Бенедикт Камбэрбэтч покидает Лос-Анджелес, 11-12.08.2016

  

Эдди Редмэйн продемонстрировал олимпийское спокойствие, когда 12 августа вышел прогуляться со своей двухмесячной дочерью Айрис в Рио де Жанейро. Ранее он был замечен на стадионе с женой, где они болели за англичан на водной дорожке. Эдди и Ханна наслаждаются своим пребыванием в олимпийском Рио и никакие страшилки не испортят им настроение. И да, Эдди замечательный отец! Джерард Батлер уже какой день чисто выбрит, это значит,что он находится в процессе работы. 11 августа папарацци застали его едущим на велобайке в районе лондонского Сохо. Увидел любопытствующих фотографов, актер быстренько прибавил скорости и скрылся из виду. Но в этот же вечер его видели на театральной постановке рок-оперы "Иисус Христос Суперзвезда" (Jesus Christ Superstar) в открытом театре на воздухе Open Air Theatre в Риджентс-парк (Regents Park), где после представления он с удовольствием потусовался с актерами труппы и Кевином Корнуоллом (Cavin Cornwall). 12 августа Бенедикт Камбербэтч отбыл на Родину из аэропорта LAХ в Лос-Анджелесе. Небольшая деловая поездка была в рамках промо "Доктора Стрэнджа", ну и жену повидал, как же без этого. Фото и видео смотрим под катом