среда, 21 октября 2015 г.

В ГЛЯНЦЕ: "Я не гонюсь за "Оскаром" - новое интервью и фотосессия Сэма Клафлина для журнала InStyle


В ноябре в кинотеатрах по всему миру состоятся проводы франшизы "Голодные игры", потому как на экраны выйдет последний фильм в трилогии и второй, снятый по книге "Сойка-пересмешница". Одну из ролей в фильме сыграл Сэм Клафлин, поэтому в преддверии премьеры британский актер наконец-то стал более активно появляться на радарах, в т.ч. и глянцевых изданий. Одно из новых интервью у актера в пасмурный и душный день в Лондоне взял журнал InStyle. Сэм Клафлин, с их слов, однако выглядел в этот день исключительно свежим и позитивным: голубые джинсы, расстегнутая на две пуговицы белая льняная рубашка, однодневная щетина и взъерошенные волосы - самый подходящий образ для вечеринки у бассейна. От него и правда исходит хулиганская аура. Как и  Финник Одэр в "Голодных играх" или Филипп Свифт в "Пиратах Карибского моря", 29-летний уроженец Ипсуича обладает  уверенной осанкой, талантами и сексуальностью молодого Эррола Флинна. Но в тот момент, когда Клафлин опускается в неуклюжее кресло, потягивая капучино, он признается: "В целом, я очень женственный, гораздо больше милашка, чем..." - он прижимает подбородок к шее и произносит грубым голосом - "...мужик". И весело добавляет: "Если понимаете, о чем я". Далее следует улыбка, сопровождаемая глубокими ямочками на щеках, и сразу после этого он рассказывает *ОСТОРОЖНО, СПОЙЛЕР!* BRITISHBOYS.RU
как умирает в фильме.


Фотограф: Joachim Mueller Ruchholtz

Итак, Сэм, давай ближе к делу. Любой, кто прочитал трилогию книг, знает, что в следующем фильме твой персонаж будет "обезглавлен" ящерицей-мутантом. Как вообще к этому хотя бы начать готовиться?
Сэм Клафлин:
Это был самый трудный за всю мою жизнь рабочий день. Я постоянно дрался, убивая то одного каскадера, то другого, и все ради мрачного конца.

Но ведь именно ради этого идут в актеры, не так ли? Яркие эмоции от обеды, муки поражения.
СК:
Странно, но да. Я рос очень спортивным парнем, и во время учебы в театральной школе сосредоточился больше на боевой хореографии и постановочных боях, чем на Шекспире. Мы с папой любили смотреть боевики: всех "Бондов", "Храброе сердце", "Гладиатора". Очень много эпичных исторических фильмов. Но вот "Балбесы" (The Goonies, 1985г.) все равно остается моим любимым фильмом.

А что насчет твоей мамы?
СК:
Она ненавидит такие фильмы. "Дорога домой" (Homeward Bound) была ее главным фаворитом.


В твоем следующем фильме "До встречи с тобой" (Me Before You) ты играешь парализованного Уила Трейнора.  Также ты ведешь переговоры на роль Робина Фрайдея - английского футболиста, который умер в возрасте 38 лет. Даже супергероический Финник в конце концов просто человек. Похоже, тебя привлекаает смертность в том возрасте, когда остальные актеры примеряют на себя плащи и маски.
СК:
У меня нет предубеждений. Если попадается хороший сценарий, я счастлив оказаться на борту. Но главное - я хочу испытывать себя новыми способами и работой с интересными людьми. Я не гонюсь за "Оскаром" и даже не пытаюсь двигаться в этом направлении.

У тебя есть что-то вроде подростковой фан-базы. Ты чувствуешь давление, которое вынуждает тебя вести себя определенным образом? Ты обсуждаешь это со своей женой, тоже актрисой кстати?
СК:
Полагаю, у меня есть определенные последователи, которых нет у моей жены Лауры. Но в целом, ее гораздо тщательнее изучают публично, чем меня - как она себя ведет, что носит. И раз уж мы оба актеры, мы об этом говорим не часто. Для нас это нормально. Что касается моих поклонников, то я с уважением отношусь к любым возрастным группам, проявляющим ко мне интерес. Я стараюсь много не материться и, ну... довольно сложно найти баланс. Я люблю выпить, у меня есть татуировка, но я об этом помалкиваю. Я не хочу, чтобы дети говорил: "У него есть, поэтому и я себе сделаю".

А что у тебя за татуировка?
СК:
Это черно-красная ласточка на внутренней стороне моего левого бицепса.

А на кого ты равнялся в детстве?
СК:
Это просто - Дэвид Бэкхем. Я играл в футбол каждый божий день своей жизни.


О, да у него же целая тонна татуировок. Для вас это могло бы стать общей темой. Вы знакомы?
СК:
Нет. Мы были на одной вечеринке, но я слишком нервничал и не смог подойти к нему. Это второй раз в моей жизни, когда у меня не было слов, я хихикал и вел себя по-детски. Я ненавижу сэлфи, но как-то раз в Нью-Йорке увидел Пола Радда в отеле. А я всегда был в тайне без ума от него. Мне захотелось сфотографироваться с ним, но я сказал себе: "Я не могу опуститься до такого уровня". Жаль, что не опустился. Когда я рассказал об этом своей жене - а она знает, что он мне нравится - она говорит: "Докажи!". И я не смог этого сделать.

А что у тебя за проблема с селфи?
СК:
На днях я был в спортзале, куда пришли две женщины. После того, как они десять минут делали сэлфи перед зеркалом, они потом еще и у каждого тренажера строили дакфейсы. Меня это очень беспокоило. Их тренировка заключалась в том, что они фотографировали себя на тренажерах. Это тщеславие, которое захватило мир. Я чувствую, что потренировался, только тогда, когда весь пропотею и выгляжу, вероятнее, хуже всего. Кто хочет это видеть? Мне кажется, это часть большей проблемы - нашей зависимости от компьютеров. Даже в моей работе я волнуюсь о том, насколько мы полагаемся на компьютерные эффекты. Анимация становится все лучше, и скоро мы будем просто голосами. А потом превратимся в смоделированные голоса и останемся без работы.


Ты предпочел бы жить в другую эпоху, снимаясь в низкокачественных эпосах, как Эррол Флинн?
СК:
Да, думаю я смог бы. Они ведь буквально шлепали себя по бедрам и музыка начиналась в нужный момент. Но я не знаю, относились ли тогда люди к таким боевикам серьезно.

Серьезное восприятие - это то, что беспокоит больше всего?
СК:
Мне кажется, во мне говорят эмоции (смеется) Думаю, есть во мне стороны, которые хотят серьезного к себе отношения. Но многие роли предлагаются тому, кто просто лучше или более красив.

А разве кто-то может быть красивее, Сэм?
СК:
В Голливуде есть своя иерархия, и похожие роли предлагаются одним и тем же людям. Представьте, что есть бассейн, а я стою где-то на окраине и пытаюсь в него попасть. Хотя мне очень повезло. У меня есть друзья, которые с радостью согласились бы на сценарий, от которого я только что отказался. Это главная мировая проблема, но это моя проблема.


imagebam.comimagebam.comimagebam.comimagebam.comimagebam.com


InStyle: The sky hangs heavy and sullen on a muggy day in London. But Sam Claflin looks positively breezy. Sporting a pair of light blue jeans, a white linen shirt with its two top buttons undone to reveal a polite amount of chest hair, a tussled mane, and day-old stubble, he could be one of the more suave guests at a summer pool party. And he does, indeed, have a swashbuckling air about him. As Finnick Odair in The Hunger Games and Philip Swift in Pirates of the Caribbean: On Stranger Tides, the 29-year-old Ipswich-born actor has the swagger, skill set and sexiness of a young Errol Flynn. But right now, in the low light of the Hoxton Holburn Hotel’s lounge, Claflin sinks into a slouchy chair to sip a cappuccino and admits, “In general, I’m very feminine, much more of a darling than a – ” he pulls his chin to his neck and affects a gruff voice: “-mate.” Then he adds chirpily, “If you know what I mean.” His smile is wide and bashful, with dimples halfway up to his cheeks. And then he tells me – spoiler alert – how he dies.

So, Sam, let’s cut to the chase. As anyone who has read the trilogy of books knows, in the next instalment of The Hunger Games: Mockingjay Part II [out this month]  your character ***SPOILER*** gets “decapitated by a lizard muttation.” How do you even begin to prepare for that?
That was the hardest day of work I’ve ever done. I was continually fighting, killing one stunt guy after another, and all for a grizzly end.

But that’s why one goes into acting, right? The thrill of victory, the agony of defeat.
Weirdly, yes. I was very sporty growing up, and through drama school I focussed more on fight choreography and stage combat and less on Shakespeare. My dad and I enjoyed watching action films: all the Bonds, Braveheart, Gladiator. Lots of epic historical films. But The Goonies was and is my favourite movie.

And what about your mother?
She hates those sorts of movies. Homeward Bound was a big favourite of hers.

In your next film, the heartstring tugger Me Before You, you play Will Traynor, a paralyzed man. You’re also in talks to play Robin Friday, an English soccer player who died at age 38. Even Finnick, though superheroic, is human in the end. You seem attracted to the mortal in an age when so many actors are donning capes and masks.
I’m open-minded. If the right script came along, I would happily jump aboard. But the main thing is, I want to be challenged in new ways & work with interesting people. I’m not in a rush to win an Oscar or even try to go down that route.

You’ve got a bit of a tween fan base. Do you feel pressure to act in a certain way? Is it something you discuss with your wife, who is also an actress?
I suppose I have a certain following that my wife, Laura [Haddock], doesn’t. But in general, she’s much more publicly scrutinized – for everything from how she behaves to what she wears – than I am. As we’re both actors, we don’t talk much about it. To us, it’s just normal. As for my fans, I’m respectful of the age group that’s interested in me. I try not to swear too much, and, well…it’s a difficult balance. I like to drink, and I have a tattoo, but I keep it quiet. I don’t want kids saying, “He’s got one, so I’ll get one.”

What’s your tattoo of?
It’s a red and black swallow on my inner left bicep.

Who did you look up to as a kid?
That’s easy – David Beckham. I’ve played football every day of my life.

Oh, he has a ton of tattoos. You guys could bond over that. Have you met him?
No. I was at a party and he was there, but I was too nervous to approach him. It’s the second time I’ve really been quite speechless and giddy and childish. I hate the selfie things, but I saw Paul Rudd in a hotel in New York, and I have a secret man crush on him. I wanted to take a picture with him, but I said to myself, “I can’t stoop to that level”. I wish I had, though. I was telling my wife, who knows I love him, that I saw him and she said “Prove it,” and I couldn’t.

What’s your issue with selfies?
I was in the gym the other day when these two women arrived in their gym gear. After taking 10 minutes’ worth of selfies in front of the mirror, they went to every machine in turn and took more, with that little duck face people pull. It really bothered me. Their workout consisted of them taking photos of themselves on equipment. It’s a vanity the world has taken on. I don’t feel like I’ve worked out unless I’m dripping with sweat and probably looking my worst. Why do people want to see that? I think it’s part of a larger issue of how much we rely on computers. Even in my work, I worry about how much we rely on CGI. Animation is getting so good that soon we’ll just be voices, then manufactured voices and out of a job.

Would you prefer to be in another era, doing the lo-fi epics Errol Flynn did?
Yeah, I think I would. They literally slap their thighs and the music comes in at exactly the right moment. But I don’t know if people back then took those action films seriously.

Is being taken seriously a big concern?
It’s quite low down [laughs]. I think there are parts of me that would like to be taken seriously. But a lot of roles are offered to someone who’s better or more handsome.

Can anyone really be more handsome, Sam?
There’s a Hollywood hierarchy, and the same parts are offered to the same people. There’s a pool, and I’m on the outskirts trying to get in. I’m very lucky though. I have friends who would happily do the script I’ve just said no to. It’s a first world problem, but it is a problem I’m having.


_____________________________________

Специально для britishboys.ru / britishboyfriends.blogspot.com. При полном или частичном копировании информации получение разрешения и активная ссылка на сайт / блог обязательны. Please credit if you use

Источники: 1 / 2 / 3 /